воскресенье, 12 декабря 2010 г.

Виртуальная реальность (Отзыв о романе Джона Фаулза "Женщина французского лейтенанта")

Должно быть, мудрость в смерти скрыта,
И мертвым мы видны насквозь.
А. Теннисон

   Фактически на каждой из четырехсот пятидесяти страниц романа «Подруга французского лейтенанта» автор, мягко говоря, умничает и старается напустить тумана. Сразу скажем – это ему удается. Зачем? – спросите вы. Ответ, по нашему мнению, таков: увлечь читателя, ошарашить его своими множественными познаниями по части не только поэзии, но и серьезных научных трудов 19 века, включая опального нынче Карла Маркса, нетрадиционно подать викторианскую Англию, до сих пор ассоциирующуюся в общественном сознании, как время ханжества, напыщенности нравов, всех мыслимых и немыслимых запретов.
  
   Удается ли это Джону Фаулзу, играющему в соответствии со своей фамилией роль охотника за оригинальничанием? Скорее, да, чем нет, хотя конечный вердикт зависит от самого читателя. А поскольку роман Фаулза не для «правильных пацанов» и их помешанных на шопинге подружек, то читатель этот должен обладать способностью размышлять и иметь хотя бы поверхностное представление об истории туманного Альбиона и начатках философии. Сказанное – информация к размышлению, перейдем немедля к самому роману.
   Сюжет его прост и напоминает русскую народную сказку «Журавль и цапля», которые поочередно хаживали друг к другу. Птицелов Фаулз использует также в романе и шекспировский мотив из «Отелло»: она его за муки полюбила, а он ее за состраданье к ним. Использует с точностью до наоборот, меняя местами главных героя и героиню. Он в ином ключе переосмысливает начало банальной истории про ревнивого мавра, лепит свою фабулу, перенасыщая ее философскими обобщениями, вплетая заодно и разрабатываемую во все времена тему двойственности человека.
   Двойственен Чарльз, разрывающийся между Эрнестиной и Сарой, двойственна Сара: то в образе монашески-аскетическом, то сексуально- чувственном, двойственен Сэм: то лукаво-послушный слуга, то отъявленный негодяй, двойственна замшелая ханжа миссис Поултни, двойственна даже недалекая кокетка Эрнестина, одно только имя которой отображает и мужское и женское начало (Эрнестом зовут ее отца – богатого торговца и дельца).
   Событий в романе не так уж много, а вот рассуждениям и дедукциям, стремлениям заинтриговать читателя, как говорится, несть конца. Тут и целых три варианта финала, причем первый и последний прописаны четко, а находящийся между ними подан штрихом, тут и богохульствование в отождествлении Сары вначале с Божьей Матерью, а затем и самим Иисусом; к этому ряду можно причислить и намеки на перекосы и сдвиги в сознании подруги французского лейтенанта.
   И все это закручено и не совсем к месту скомпановано в основном для того, чтобы показать исключительность героини, внутренний мир которой выходит за рамки викторианской эпохи, ее последовательном самоутверждении, эпатировании общепринятых норм и правил, о том (цитируем): «что река жизни, ее таинственных законов течет в безлюдных берегах», что «мудрость в смерти скрыта». 
   Но вместе с самоутверждением Сары самоутверждается и сам автор, ничтоже сумняшеся, для пущей убедительности предстающий неоднократно самолично на страницах романа для того, чтобы в очередной раз подчеркнуть значимость экзистенциализма, для того, чтобы полюбоваться собой, таким любимым и умным.
   Роман Фаулза о подруге французского лейтенанта, так и не появляющегося на страницах в конкретном образе, – это не что иное, как виртуальная реальность в сознании писателя, это, выражаясь компьютерным языком, сканирование викторианской эпохи и ее соотнесение с чем-то похожим в начале второй половины 20 века, когда в английском обществе, да и в целом на земном шаре, проявлялась некая замшелость в сознании человека и развитии общества перед стремительным скачком в мир постиндустриального времени с его прорывом в космос и век компьютерных технологий. 
   Автор не подал викторианскую эпоху изнутри, он больше смотрит на нее со стороны. Смотрит, что не может не привлекать, с тонкой иронией, иногда даже с сарказмом. Однако, «Женщина французского лейтенанта» не тот роман, который захочется прочитать еще раз…
   И последнее: роман явно потерял оттого, что у него два переводчика – с 31-й главы по этой причине он потерял насмешливую легкость и приобрел тяжеловесность.


© Валерий Корнеев







Комментариев нет:

Отправить комментарий

Инструкция для определения элементов сюжета

Экспозиция — сцены, в которых изображается обстановка действия, дается информация о героях, о расстановке действующих лиц. Завязка —...