воскресенье, 20 мая 2012 г.

Отзыв о фильме «Чтец» по мотивам одноимённого романа Б. Шлинка (режиссер - Стивен Долдри)



Моё знакомство с романом современного немецкого автора Бернхарда Шлинка «Чтец» началось с просмотра экранизации его произведения. Так часто случается: интересный фильм вызывает желание прочесть оригинальный текст. Впечатления от книги и фильма были одинаково позитивными, хотя темы, затронутые в них, достаточно тяжелые — осмысление уроков второй мировой войны, ответственность за случившееся и несовершенное, предательство.
В экранизации умело воспроизведена атмосфера послевоенной Германии 50-х годов: реалистически убедительно изображён быт, одежда, транспорт, нравы. Авторы фильма использовали приём ретроспекции: события разных лет чередуются и предстают как воспоминания главного героя — Михаэля Берга, рассказчика в романе Б. Шлинка. Его роль исполняют два актера: Рейф Файнс и Давид Кросс.
В романе использовалось повествование в аспекте Михаэля, в фильме режиссёр тоже делает акцент на личность этого героя, показывая все происходящее  в его восприятии. Начинается фильм с того момента, когда Ханны уже нет в живых, а Михаэль ведёт одинокую рассеянную жизнь без семьи и постоянных привязанностей. Затем на экране предстают воспоминания о юности героя и его знакомстве с Ханной Шмитц, ставшей любовницей юноши. В экранизации нет закадрового голоса рассказчика, все происходящее даётся в зримых картинах. Не стал использовать Стивен Долдри и приём различного цветового изображения разных периодов жизни героя, как это порой делают режиссёры: события 50-х, 60-х, 70-х, 80-х годов даны в цвете, и лишь по бытовым деталям можно понять, в какие годы происходят события. Вероятно, единая цветовая гамма отражает восприятие всего случившегося героем как судьбы. Получается, что Ханна незримо или во плоти всегда присутствовала в жизни Михаэля.
В фильме вся жизнь героя дается как ряд фрагментов: свидания с юной сокурсницей, семинар в университете, разговор с матерью о разводе и смерти отца, встреча с дочерью в кафе, а вот свидания с Ханной были сняты подробнее, словно именно этот период жизни представляет для Михаэля ценность.
Фильм натуралистичен: в нем, как и в романе, есть ряд весьма откровенных сцен, но они не являются самоцелью, а просто отражают историю странных отношений взрослой женщины и юноши-подростка. Очень пластичны сцены суда над Ханной и ее сослуживцами: лицо героини камера берет крупным планом, оно напряжённое, словно застывшее, так как женщина до конца не понимает сути происходящего. По контрасту с ней даётся лицо Михаэля, который не может скрыть всю гамму переживаний, вызванных процессом. Возникает ощущение, что его волнует прежде всего судьба бывшей любовницы, а не жертв страшного ночного пожара. Оператор попеременно переводит камеру с Ханны на Михаэля, позволяя зрителю сопоставить выражение их лиц во время процесса, и, кажется, что юный студент переживает все происходящее сильнее и острее подсудимой.
Самые приятные моменты общения героев — чтение книг — даны в виде монтажа фрагментов: Михаэль читает разные произведения очень эмоционально, живо, Ханна слушает внимательно и сопереживает. Выражение ее лица очень точно передает эмоциональное состояние героини. А вот рассказ о пожаре и гибели людей во время процесса не вызывает на ее лице такой гаммы чувств.
Некоторые трансформации эпизодов романа в фильме, конечно, есть, но они не меняют концепции произведения. Например, сцена в гостинице, когда Михаэль, ушедший ранним утром на прогулку, оставил Ханне записку, а вернувшись, нашел женщину разозленной и не мог понять причины ее настроения, заменена на сцену в уличном кафе, когда Ханна, взявшая в руки меню, просит Михаэля заказать ей то же, что и себе. Этот случай герой не мог понять до начала процесса над лагерными надзирательницами, когда он делает потрясающее открытие о неграмотности бывшей любовницы.
Второй период отношений героев также изображается как монтаж эпизодов из жизни заключенной и Михаэля: он записывает тексты на пленку для Ханны и отправляет их в тюрьму вместе с магнитофоном — она получает посылку с опасением, слушает записи, потом начинает читать и даже отправляет «малышу» письма.
Удачный грим и выразительная игра Кейт Уинслейт помогают нам увидеть произошедшую с Ханной в тюрьме трансформацию, которая так поразила Михаэля: «Сейчас я сидел рядом с Ханной и чувствовал запах старой женщины. Я  не знаю, из чего состоит этот запах, который знаком мне по бабушкам и дамам преклонного возраста и который, точно проклятие, заполняет комнаты и коридоры домов престарелых. Ханна была слишком молодой для этого запаха. Я подвинулся  к ней ближе. Я заметил, что до этого разочаровал ее, и хотел теперь как-то исправить это». Эти слова Михаэль не произносит, но выражение лица героя передаёт его мысли весьма точно.
Резким отличием фильма от романа является последняя сцена: Михаэль привозит свою юную дочь на могилу Ханны и сообщает, что собирается рассказать ей о похороненной женщине. Зачем это герою? Подобной сцены в романе не было, возможно, таким образом режиссёр воплотил желание Михаэля: «Слои нашей жизни так тесно покоятся друг на друге, что на более поздних этапах нам всегда встречается то, что уже было раньше, не как что-то изжившее себя и негодное, но как что-то современное и живое. Я это понимаю. И все равно я порой нахожу это труднопереносимым. Быть может, нашу историю я изложил все же потому, что хочу избавиться от неё, даже если и не могу этого сделать».
Экранизация хорошо отражает состояние главного героя Михаэля, проходящего путь взросления и не имеющего возможности избавиться от прошлого: своей любви к Ханне, невольного предательства и чувства вины от того, что не сумел поддержать бывшую любовницу. По сути — это фильм о вине и ее осмыслении: и Михаэль, и Ханна очень одиноки, причем вина за одиночество героя лежит на Ханне, как и вина за погибших в пожаре женщин. Степень вины двух центральных героев различна, но Ханна осознает ее лишь в конце своей жизни, а Михаэль остаётся с мыслями о ней.
Фильм оставляет ощущение трагизма, что связано с постоянным напоминание о жертвах войны и фашизма, однако и отдельные судьбы Михаэля и Ханны тоже драматичны, что способствует неоднозначной оценке героев.
___________________________________
Цитирую по интернетпубликации: http://www.loveread.ec/read_book.php?id=2396&p=38
© Елена Исаева

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Джованни Боккаччо. Сборник «Декамерон»

   Д. Боккаччо (1313-1375) был младшим современником Пет рарки. Вместе с ним он стал великим основопо ложником гуманистической культур...