пятница, 24 апреля 2015 г.

Городская литература средневековья


  В XII веке в Западной Европе складывается новая культура, отличная от феодально-рыцарской и во многом враждебная ей. Её развитие обусловлено ростом городов, которые из военных поселений превращались в центры ремесла и торговли, образования, они противостояли феодалам, вели борьбу за свои права. Но и города, городская идеология оставались внутри феодального общества, никогда не посягали на феодальную собственность.
  Города стремились найти своё место внутри феодального общественного устройства. Городская идеология противостояла не основам общества, а лишь отдельным её сторонам. В целом борьба между городами и рыцарским сословием велась за главенство в обществе. Это находило своё воплощение в архитектуре. Первоначально рыцарский замок занимал главенствующее положение, город располагался у подножия холма, на котором находился замок рыцаря. Затем, когда город становился центром средневековой жизни, он был равным рыцарскому замку. Феодалы переселяются в города, но стремятся утвердить себя, украшают свои дома башнями (так во Флоренции было 180 башен), городские власти специальными указами ограничивали их высоту, позднее во Флоренции все башни феодалов были уничтожены.

  Город противостоял не только рыцарям, но и церкви. Это также нашло отражение в архитектуре. Главная площадь средневекового города была около собора, который возвышался над ней. К концу средних веков стали строить городские ратуши (административное здание, в котором располагались органы самоуправления) вблизи собора, горожане позднего средневековья стремились уравнять ратушу с собором по высоте.
Сложный характер имела городская идеология, она была оппозиционна по отношению к феодальным сеньорам, к церковной идеологии, но она никогда не была антифеодальной. Это объясняется тем, что третье сословие ещё не поделилось на классы (из него не выделилась буржуазия и бедняки). Городская литература отражала сложность городской идеологии: она воспринимала и развивала традиции устного народного творчества, использовала некоторые жанры рыцарской литературы. Своим содержанием она противостояла куртуазной литературе. Общий тон рыцарской литературы — героизм, возвышенность; городская литература юмористична, сатирически изображает действительность. Герой рыцарской литературы — дворянин, рыцарь; герой городской — простой человек, представитель третьего сословия. Предмет изображения куртуазной литературы — фантастические приключения героев в вымышленных станах, предмет городской — реальная, будничная действительность. В городской литературе имеются все жанры средневековой литературы: лирика, драма, повествовательные и дидактические произведения.
  Для городской литературы характерен интерес к обыденной жизни, внимание к детали, простота, лаконичность стиля, бытовизм, грубоватый юмор.
Одним из факторов развития городской литературы был фольклор, прежде всего сельский: крестьяне, переселявшиеся в город в надежде стать свободными, приносили с собой элементы бунтарства и протеста. Это усиливало антифеодальную и антиклерикальную направленность лучших произведений городской литературы.
Городская литература раньше и полнее развивалась во Франции. Она заимствует отдельные жанры рыцарской литературы, но наполняет их новым содержанием. Например, в городской лирике вместо культа Прекрасной Дамы создается культ Богоматери. В городской литературе есть пастораль, но акцент перенесен с ухаживаний рыцаря на изображение счастливой сельской жизни, тенсона представляет собой диалог не на политические, а на бытовые темы.
  В повествовательной литературе Франции наиболее распространён был жанр стихотворной новеллы фаблио. Это стихотворное повествовательное произведение с неожиданной развязкой, небольшое по объёму, посвящённое какому-либо комическому или примечательному и поучительному событию из жизни рядовых представителей общества, изображаемых часто сатирически, о чём рассказывается с бытовыми подробностями и в подчёркнуто сниженном стиле. Авторы фаблио часто использовали игру слов, каламбур, они ставили задачу — развлекать, поучая. В Германии жанром, подобным французскому фаблио, был прозаический шванк (нем. “шутка, выходка”), в Италии — фацеция (лат. “шутка, выходка”).
  Жанровым признаком фаблио является увлекательность сюжета (комизм вытекал из ситуации, а не из характера, часто фаблио повествовали о супружеских изменах). Исследователи подсчитали, что из 147 французских фаблио 106 любовные. Сюжеты фаблио были “бродячими” (повторялись, немного трансформируясь), например, “Мельник и два школяра”. Ещё один жанровый признак — быстрая смена событий. В стихотворных новеллах был примитивный натурализм, непристойности, особенно в любовных сценах. Это было средством создания комического эффекта и следствием проповедуемого церковью аскетизма. Церковные запреты привели к тому, что ложь и лицемерие проникли во все сферы человеческих отношений; здоровые, естественные функции человеческой природы не вписывались в церковную мораль и совершались контрабандным путем. Эти функции приобретают в фаблио животно-грубое выражение. В фаблио часто пародировались отдельные штампы рыцарской литературы: в истории “Мельник и два школяра” есть альба, которую исполняют дочь мельника и студент. Героями фаблио были по преимуществу крестьяне, что указывает на связь этого жанра с фольклором.
  Фаблио были поучительными, это достигалось следующими средствами: 1) в качестве положительного героя часто выступал бедняк, простак (например, в фаблио “О виллане-лекаре” это человек, которому под страхом смерти приказано вылечить царскую дочь, проглотившую кость. В новелле прославлялись его находчивость, ловкость (Ж. Б. Мольер использовал этот сюжет в комедии “Лекарь поневоле”); 2) критиковались представители отдельных феодальных сословий, показывалось несоответствие героев тем моральным требованиям, которые к ним предъявляло общество: фаблио “О старухе, смазавшей руку рыцарю” построено на игре слов, в нем критикуется жадность рыцаря, отсутствие сострадания. Весьма поучительно фаблио “Попона, разрезанная пополам” — рассказ о том, как дочь выгнала из дома старого отца, дав ему лишь попону, на которой тот мог бы умереть. Сын женщины разрезал её пополам, чтобы в своё время дать родителям, продемонстрировав тем самым силу примера, которому он собирается следовать. Часто в произведениях критиковались священнослужители, например, в “Завещании осла”. Отдельные фаблио объединялись в сборники (“О попе Амисе”).
  Городская драма развивается по двум направлениям, враждебным друг другу: 1) церковный театр, 2) народно-комический театр. Возникновение церковной драмы связано с литургией (обедней), во время которой вёлся диалог между хором и священником или двумя полухориями. Из него развилась литургическая драма (IX в.), которая исполнялась священнослужителями у алтаря на латыни. Сюжеты брались из жизни Христа. Но вскоре литургическая драма стала мешать церковной службе, её вытеснили из церкви на паперть, потом на площадь, где возникла мистерия (XII-XIII вв.) — грандиозная инсценировка библейских сказаний. Например, “Игра об Адаме” представляла историю грехопадения человека, убийство Авеля Каином. Актёрами в мистерии выступали не только священники, но и жонглёры — бродячие поэты, импровизаторы. Представление шло на народном языке. Постановки мистерии могли длиться несколько дней; в них было больше светских элементов, чем в литургической драме. Спектакли собирали практически всё население города и окрестных селений. Народ наивно воспринимал всё происходящее: исполнителей ролей Каина или Иуды, если узнавали после спектакля, могли избить.
  Другой популярный жанр религиозной драмы — миракль (“чудо”) (13-14 вв.). Это обработка легенд о деяниях Девы Марии и святых, в них важна опора на чудо. Миракль был назидательным, его текст излагался в стихотворной форме. Жанр возник во Франции самом начале XIII века. Он развился из гимнов в честь святых и из чтения их житий в церкви. Первоначально сценки из жизни святых разыгрывались студентами и молодыми клириками накануне праздника. В средние века был чрезвычайно популярен миракль “Игра о святом Николае” (Ж. Бодель, 1200), сюжетно связанный с главными событиями христианского мира XII-XIII вв. – крестовыми походами. Ещё один известный миракль — “Чудо о Теофиле” горожанина Рютбёфа (ок. 1261 г), в котором изображалось, как монастырский казначей продал душу дьяволу, затем раскаялся и был прощен благодаря заступничеству девы Марии.
  В конце XV века во Франции и Англии получает развитие жанр моралите (от франц. moralité, от лат. moralis – “нравственный”)драматическое представление морально-дидактического характера, в котором персонажами были человеческие пороки и добродетели, воплощённые в аллегорических фигурах. Основа столкновения — борьба доброго и злого начал. В моралите не было инсценировок религиозных сюжетов, но в нём присутствовало религиозное поучение, элемент проповеди. Персонажи моралите не индивидуализированы, этот жанр был максимально далёк от жизнеподобия.
  В народном театре в XIV-XVI вв. развивается фарс — драматическая аналогия (подобие) фаблио, изображение забавных бытовых ситуаций. Сначала это были вставные эпизоды в мистериях и мираклях сугубо светского содержания, затем они стали самостоятельными. Для фарса характерен грубоватый юмор, буффонада (от итал. buffonata, буквально — шутовство, паясничанье), импровизация, акцент делался не на индивидуальных, а на типических чертах персонажей, которые преувеличивались и заострялись.
Темы фарсов разнообразны: отношения в семье, общение хозяина и прислуги, обман жены, плутни в торговле и в суде, приключения хвастливого солдата, неудачи зазнавшегося студента. Среди образов наблюдалось многообразие: священники, монахи, торговцы, ремесленники, солдаты, студенты, крестьяне, судьи, чиновники. Комический эффект создавался за счёт внешних эффектов — потасовки, перебранки и пр. Наибольшую известность получили французские фарсы: “Лохань”, цикл об адвокате Патлене и др. Эстетика средневековых фарсов оказала серьёзное влияние на развитие европейского театра.
  В жанре соти (“дурачество”, XV-XVI вв.) совмещались прозаические и стихотворные элементы, а сами сюжеты высмеивали религиозность и ханжество, общественно-политические аспекты жизни, духовенство, церковную и светскую власть. В подчёркнуто шутовском, оглуплённом виде изображались король, рыцарство, папский Рим; это были пьесы-импровизации, при большом стечении народа происходили выборы “папы дураков“, которому затем воздавались царские почести (подобная сцена есть в романе В. Гюго “Собор парижской Богоматери”).
На улицах царил дух дурачества, карнавала, когда в праздники представлялись соти. Актёры выступали в облике “дураков”, надевая шутовские костюмы, использовали традиционные атрибуты аллегорических представлений: изображая церковь, актёр под тиару надевал ослиные уши символ глупости. Грим актёров был соответствующим — с его помощью создавался карикатурный образ, выделялась какая-то одна черта в персонаже и доводилась до абсурда.
  Сами сюжеты соти были простыми, во время представлений актёры вступали в контакт с публикой: они устраивали показы прямо на базарной площади, среди толпы сооружая на скорую руку сцену из ящиков, досок, бочек.
  Лирика городского сословия представлена латинской поэзией вагантов (лат. vagantes — “бродячие люди”). Создателями её были озорные школяры, бродячие клирики (учащиеся теологических факультетов университетов, церковных школ), оторвавшиеся от духовной среды, в которой они были воспитаны, проникшиеся вольным, бунтарским духом городской бедноты. Сами себя ваганты называли голиардами (от имени библейского великана Голиафа, возможно, от латинского gula — “глотка”, так как голиарды — “любители поесть и выпить”, “крикуны”). По своему характеру их творчество близко народной поэзии, отличается особым демократизмом. Ваганты знали, что такое бедность, унижение, это сближало их с народными слоями, многие ваганты вышли из этих слоёв. С другой стороны, приобщённость к языку науки и образования — латыни, знание античных авторов накладывали свой отпечаток на их творчество.
  Ваганты не стремились приукрашивать жизнь, им была чужда куртуазная манерность, они прославляли щедрые дары природы, без стеснения воспевали плотскую любовь, радости винопития и азартные игры. Радость и свобода — то к чему устремлена душа ваганта. Иерархическому миру средневековья они противопоставляли своё вольное братство, в которое открыт доступ всем добрым и весёлым людям, всем, кто готов поделиться последним грошом с нуждающимся, кто лишён высокомерия и ханжества. Можно выделить три основные тематические группы стихотворений: 1) воспевание радостей жизни; 2) жалобы на бедность; 3) сатирические произведения.
  Многие стихи анонимны, до нас не дошли имена авторов. История сохранила лишь три имени, а точнее — прозвища вагантов: Архипиит Кёльнский, примас Гуго Орлеанский и Вальтер Шатильонский.
Попробуйте определить тематическую принадлежность стихов и фрагментов.
Без возлюбленной бутылки
тяжесть чувствую в затылке.
Без любезного винца
Я тоскливей мертвеца.

Но когда я пьян мертвецки,
веселюсь по-молодецки
и, горланя во хмелю,
Бога истово хвалю!

Кабацкое житьё

Хорошо сидеть в трактире.
А во всем остатнем мире —
Скука, злоба и нужда.
Нам такая жизнь чужда.
Ваганты пародировали серьёзные жанры духовной словесности: Архипиит Кёльнский в стихотворении “Исповедь” прославлял беспутную жизнь школяра:
Я унылую тоску
ненавидел сроду,
но зато предпочитал
радость и свободу
и Венере был готов
жизнь отдать в угоду,
потому что для меня
девки — слаще мёду!

Не хотел я с юных дней
маяться в заботе —
для спасения души,
позабыв о плоти.
Закружившись во хмелю,
как в водовороте,
я вещал, что в небесах
благ не обретете!
Близко этому произведению анонимное “Завещание” ваганта, предпочитающего умереть не на ложе, а в кабаке:
Я желал бы помереть
не в своей квартире,
а за кружкою вина
где-нибудь в трактире.
Ангелочки надо мной
Забренчат на лире:
Славно этот человек
прожил в грешном мире!”
  Обращаясь к распространённому в средние века жанру прений (диспутов), ваганты описывают спор пива и виноградного вина (“Спор между Вакхом и пивом”). Вакхическая тема занимает в поэзии голиардов большое место, так как “пить” — одна из заповедей вагантов.
  Бродячие поэты хорошо знали, как жесток мир. Бедность преследовала их, вынуждала прерывать учебу, заставляла мёрзнуть и голодать. Часто в своих стихах ваганты жаловались на унизительную бедность, которая делала их игрушкой бездушной фортуны, как в произведении “Колесо фортуны”:
Слезы катятся из глаз.
Арфы плачут струны.
Посвящаю сей рассказ
колесу Фортуны.
Испытал я на себе
суть его вращенья,
преисполнившись к судьбе
чувством отвращенья.
Мнил я: вверх меня несёт!
Ах, как я ошибся,
Ибо, сверзшися с высот,
вдребезги расшибся…

А вот вполне конкретные жалобы бедного бродяги:
Холод на улице лют.
Плащ мой! Какой же ты плут!
С каждой зимой ты стареешь
и совершенно не греешь.
Ах ты, проклятый балбес!
Ты, как собака облез.
Я — твой несчастный хозяин —
нынче ознобом измаян".
Плащ говорит мне в ответ:
"Много мне стукнуло лет.
Выгляжу я плоховато —
старость во всём виновата.
(...)
Где же я денег сыщу?
Бедность — большая помеха
В приобретении меха.
Как мне с тобой поступить,
Коль не могу я купить
Даже простую подкладку?..
Дай-ка поставлю заплатку!”
(Примас Гуго Орлеанский. Разговор с плащом)

Проклятие
Шляпу стибрил у меня
жулик и притвора.
Всеблагие небеса,
Покарайте вора!
Пусть мерзавца загрызёт
псов бродячих свора!
Пусть злодей не избежит
Божья приговора!
  Известный вагант Архипиит Кёльнский сравнивал себя с листом, гонимым по полю неутомимым ветром. Ваганты видели мир таким, каков он есть. Уже не “высокая” любовь, а кабацкий разгул занимает одно из главных мест в их творчестве. В этом разгуле ваганты обретали желанную свободу, но из-за него они часто превращались в голодранцев, взывавших о помощи и милосердии к великим мира сего.
  Большую часть поэзии вагантов составляют сатирические стихотворения, в которых осуждается жестокосердие, алчность, стяжательство, особым нападкам подвергаются служители церкви. Поэты не стеснялись в выборе выражений: церковники — “волки в овечьей шкуре”, церковь — “продажная блудница”, папский Рим — “грязный рынок”. У Вальтера Шатильонского есть стихотворение “Обличение Рима”:
Рим и всех и каждого
грабит безобразно;
пресвятая курия —
это рынок грязный

Вот какой царит разврат!
Выдь-ка, милый, на дорожку.
Я тебе подставлю ножку, —
Ухмыляется ханжа,
Нож за пазухой держа.
Что за времечко такое!
Ни порядка, ни покоя,
И Господень сын у нас
Вновь распят, — в который раз!

Взбесившийся мир

Блуд и пьянство
в христианство
золотой привнёс телец.
Мир разврата
без возврата
в Тартар рухнет наконец.
Наши души
ночи глуше,
наши хищные сердца
осквернили
очернили
всемогущество отца.
Блудодейство,
лиходейство,
воровство, разбой и мор!…
Мир греховный!
Ярким произведением является анонимное “Обличение денег”:
Деньги повсюду в почете,
без денег любви не найдете.
Будь ты гнуснейшего нрава —
с деньгами тебе честь и слава.
Ныне всякому ясно:
лишь деньги царят самовластно!
Трон их — кубышка скупого,
и нет ничего им святого.
  Поэзия вагантов нашла отражение в литературе последующих эпох: повлияла на лирику трубадуров, на лирику живых языков средневековья. Строки одного анонимного стихотворения послужили основой студенческого гимна “Gaudeamus igitur” — “будем веселиться, покуда мы молоды”. Ещё одной радостью жизни для вагантов было учение, поэтому многие стихи прославляют радости познания, например, “Любовь к филологии”. Показательно, что отдельные строки анонимного произведения вагантов “Прощание со Швабией” известны многим как “Песенка студента”, в ней прославляется учение и есть знаменательные слова:
Здравствуй, университет,
мудрости обитель!
Здравствуй, разума чертог!
Пусть вступлю на твой порог
с видом удрученным,
но пройдет ученья срок,
стану сам ученым.
Мыслью сделаюсь крылат
в гордых этих стенах,
чтоб отрыть заветный клад
знаний драгоценных!
  В первой четверти XIII века в Германии был составлен большой сборник латинских стихотворений. Он был издан в 1847 году и получил название “Carmina Burana” (по месту обнаружения рукописи в Бенедиктинском монастыре в Бойрен). Немецкий композитор Карл Орф в XX века создал на текст этого сборника музыкальную кантату.
  В недрах городской литературы постепенно формируются некоторые черты литературы эпохи Возрождения: светский характер, интерес к земному миру, к физической природе человека, отказ от христианского аскетизма.

Контрольные вопросы:

Какими особенностями характеризуется городская литература?
Что такое фаблио?
Назовите особенности фаблио.
Назовите жанр драмы, в котором изображались библейские сюжеты.
Кто такие ваганты?
Назовите темы произведений вагантов.
Что такое Carmina Burana?
Как начинается международный гимн студентов? Как переводится первая строка гимна?

Как переводится название жанра миракль? Что было предметом изображения в этих произведениях?

© Елена Исаева

2 комментария:

Джованни Боккаччо. Сборник «Декамерон»

   Д. Боккаччо (1313-1375) был младшим современником Пет рарки. Вместе с ним он стал великим основопо ложником гуманистической культур...