суббота, 5 марта 2011 г.

Отзыв об экранизации комедии У. Шекспира «Двенадцатая ночь, или Что угодно» (1980 г.)



   Среди экранизация «Двенадцатой ночи» У. Шекспира есть и английский фильм 1980 года, который я недавно посмотрела с подачи одной своей знакомой. Естественно, что все увиденное мы обычно сравниваем со своим восприятием текста и с теми экранизациями, что нам знакомы, среди них мне особенно нравится постановка Тревора Нанна 1996 года.  
   Какие впечатления оставил фильм 1980 года, снятый английским режиссером Джоном Горри? Скорее, смешанные. Хотя, к чести создателей фильма, они строго придерживались сюжета. 
   Удачными в данной постановке можно назвать костюмы и декорации: уютный дом графини, покои герцога, сад Оливии; одежда героев соответствует костюмам 16-17 веков, выполнена тщательно, с учетом традиций. 
     Мне больше понравились герои второго, так называемого «низкого» плана: Мэри (Аннетт Кросби), сэр Тоби Белч (Роберт Харди), Эндрю Эгьючик (Ронни Стивенс), шут Фесте (Тревор Пикок). А вот герои «высокого» плана не впечатлили. Во-первых, Шекспир подчеркивал в Оливии, Виоле, как, впрочем, и в Марии, активное начало, а экранная Виола была скована, не производила впечатление незаурядной личности. Оливия в исполнении Шинед Кьюсак выглядела лучше, но в ней тоже не чувствовалось истинной жизни. Во-вторых, было ощущение, что этих центральных героев просто не хватает, словно все экранное пространство заполнили второстепенные персонажи, которые были ярче, эмоциональнее.
   Я всегда с нетерпением жду сцену кульминации «Двенадцатой ночи», когда возникает особый накал: напряжение всех героев пьесы столь велико, что  эпизод одновременно и очень драматичный, и очень смешной. Но в данной постановке этот элемент был самым невыразительным и слабым: Виола, Себастьян да и герцог Орсино (Клив Арринделл) были статичны, та буря чувств, которую переживают герои шекспировской пьесы, никак не отражалась на их лицах и в их движениях. Может быть, невыразительность связана с ракурсом изображения: обвинительную речь герцога Цезарио слушает, стоя спиной к зрителям, которые не видят выражения его лица. А ведь это чрезвычайно важно! Смущало в сцене развязки и поведение Орсино, который слишком долго держал в своей руке руку Оливии и именно на нее смотрел с тоскою и нежностью. 
   Забавные герои второго плана по-настоящему жили на экране в отличие от исполнителей главных ролей, прежде всего Виолы, напоминавшей потерянное, заблудшее великовозрастное дитя, заигравшееся в чужом мире. Очень удивил сам выбор актрисы (тридцатичетырехлетней Фелисити Кендал) на эту роль: Виолу, согласно словам Себастьяна, «многие считали красавицей», чего о героине фильма сказать нельзя. А еще Виола по сюжету должна быть значительно моложе герцога Орсино, который правил  Иллирией уже в то время, когда героиня была еще ребенком. Но в фильме заметно возрастное превосходство мальчика-пажа. 
   Пожалуй, самым ярким героем в постановке 1980 года стал шут Фесте: даже в выражении его лица чувствовалось лукавство. Но ему веришь: он искренне веселится и грустит, забавляется по поводу розыгрыша Мальволио. В фильме Джона Горри много песен, которые исполняет шут, они добавляют экранизации прелести.
© Елена Исаева


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Инструкция для определения элементов сюжета

Экспозиция — сцены, в которых изображается обстановка действия, дается информация о героях, о расстановке действующих лиц. Завязка —...